открытие с 1 мая 2017 года
Мемориальная зона

Мы находимся в Московском парке Победы, посвященном подвигу нашего народа в Великой Отечественной войне. Его площадь 68 гектар. Парк был заложен 7 октября 1945 года и благоустраивался до конца 50-х годов. Это место в начале ХХ века находилось за пределами городской черты и называлась Сызранское поле. В 1931 г. в его юго-западной части, где мы сейчас находимся, был открыт Кирпичный завод №1. С севера территория завода ограничивалась аллеей, идущей вдоль нынешнего павильона бывшего кинотеатра "Глобус", с юга - улицей Бассейная и с запада Московским проспектом.

Все пруды, которые вы увидите в парке – это бывшие карьеры, откуда добывалась глина для производства кирпичей. На завод она доставлялась по узкоколейным путям на вагонетках. Еще в довоенное время был утвержден проект устроения на Сызранском поле Парка Культуры и Отдыха Московского района. На карте города 1939 года в северо-западной части поля (угол Московского пр. и Кузнецовской улицы) уже было обозначено небольшое зелёное пятно с надписью - "Московский парк". До войны были выполнены многие работы по устроению парка: вдоль Московского (тогда Международного) проспекта были высажены кустарник и деревья (они сохранились до нашего времени), проложены основные аллеи, обозначен главный вход и круглая площадка под будущий фонтан.

В 1940 году Кирпичному заводу было предложено устраивать карьеры только в тех местах, где по плану должны были появиться парковые пруды. К началу 40-х годов оборудование завода было сильно изношено и нуждалось в модернизации. Не исключалось и скорое закрытие завода, - в будущем парке он был неуместен. Однако начавшаяся война поменяла все планы. С приближением немецких войск территория завода оказалась между южными линиями обороны города. Завод перешел на выпуск военной продукции - специальных взрывчатых брикетов. Этот еще малонаселенный район города с началом блокады почти полностью обезлюдел.

Согласно постановлению Военного Совета Ленинградского фронта от 16 сентября 1941 года все больницы, родильные дома, детские сады, а так же женщины с детьми из южных пригородных районов города были переселены в северо-западные районы. В том числе, из Московского района за виадук завода «Электросила». Эти прифронтовые части города особенно страдали от пожаров при налетах авиации, поскольку тушить зажигательные бомбы было некому. Бомбежкам подвергалась и территория кирпичного завода – в сентябре-октябре 1941 г. серьезно пострадали стены и крыши цехов, были выбиты двери и окна. Однако благодаря усилиям работников завода работа продолжалась. 

Длинное вытянутое здание главного цеха в современных координатах находилось между наземным павильоном метро (почти вплотную к нему) и поминальным крестом, где была заводская труба и выезд вагонеток на узкоколейные пути. Рядом, ближе к тому месту, где сейчас находится павильон бывшего кинотеатра "Глобус", находился второй цех - пемзовый, открытый в 1938 году. Территория завода была ограждена высоким деревянным забором. Заезд осуществлялся с Бассейной улицы, примерно там, где сейчас находятся ворота в парк у автобусной остановки.

Первое сокращение нормы отпуска продуктов в городе произошло 15 сентября, через неделю после начала блокады. Надвигающаяся продовольственная катастрофа заставила власти еще несколько раз сокращать эти нормы. Уже в октябре горожане начали ощущать нехватку еды. Самая низкая норма выдачи хлеба была с 20 ноября по 25 декабря 1941 года. В этот период рабочим полагалось 250 граммов хлеба в сутки, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет — по 125 граммов. При этом, хлеб наполовину состоял из мало пригодных в пищу добавок. Уже в ноябре на улицах города можно было видеть истощенных, с трудом передвигающихся людей. Смертность от голода стала массовой. К этому прибавились морозы, доходившие в январе 42 года до – 32 градусов, неработающие водопровод и канализация. Конец ноября, декабрь и первые два месяца 1942 года были самыми страшными, - именно на это время приходится большая часть умерших от истощения в годы блокады. В конце февраля снабжение города несколько улучшилось, но последствия этой страшной зимы, когда физические силы многих людей оказались подорваны, длились еще многие месяцы, унося жизни горожан. Если в начале зимы 1941/1942 гг. близкие умерших старались отдать им последний долг, - делали гробы, везли покойников на санках или фанерных листах на кладбища, то позднее у людей просто не было сил на это. Умерших подбрасывали к городским моргам, больницам, просто оставляли на улицах, в подвалах и дворах, на лестницах своих домов. Во многих квартирах умершие лежали до весны. На кладбищах города оставались непогребенными десятки тысяч покойников, - все заготовленные траншеи для братских захоронений были давно заполнены. Городские похоронные службы в таких условиях не могли справиться со своей работой. К марту 1942 года город оказался в отчаянном положении из-за угрозы эпидемий. В этой исключительной ситуации руководство города приняло единственное возможное решение. По примеру г. Колпино, где в феврале проводилась пробная кремация трупов людей в термических печах Ижорского завода, 7 марта 1942 г. на специальном заседании исполкома Ленгорсовета было принято решение переоборудовать 1-й Кирпичный завод под крематорий.

По отчету треста «Похоронное дело» - «16 марта 1942 г. крематорий принял и успешно кремировал первые 150 трупов, а 29 марта он довел пропускную способность уже до 880 трупов, 18 апреля 1942 г. он кремировал 1425 трупов за сутки, работая уже на двух печах. В апреле всего подверглось кремации 22 861 труп, в мае 29 764 трупа,…» (с. 333). С начала работы крематория в марте 1942 г. «по 1 декабря кремировано 117 300 трупов… (ЦГА СПб,, ф.2076, оп.4, д.53, л.111. Подлинник)» (с.316).

У заводского забора вдоль Московского проспекта и около 300 м. вдоль Бассейной улицы, с внутренней стороны, стояло множество навесов, где штабелями складировались трупы. По воспоминаниям очевидцев, нескончаемая вереница грузовиков с закрытыми брезентом трупами стояла от Кузнецовской улицы до въезда на завод. Это более километра.

Следует сказать, что эта страшная работа выполнялась работниками завода, в большинстве молодыми женщинами, девушками, прежде не имевшими подобного опыта. Только патриотизм и высокое понимание важности этого дела для города и его жителей, - позволяли им выдерживать тяжелое психологическое напряжение. Благодаря работе крематория в марте/апреле удалось очистить город и кладбища от незахороненных трупов и избежать эпидемий.

Обратите внимание на двухэтажное здание в стиле сталинского неоклассицизма (построено в 1952 г. арх. Кирхоглани В.Д.) как шахматно-шашечный павильон. В 1958 г. в павильоне был открыт кинотеатр "Глобус" на 177 мест, в котором демонстрировались научно-популярные и хроникально-документальные фильмы. Многие из этих фильмов были на военную тему. Фасадную часть павильона украшают две скульптуры 1950-х гг.: "Фронт" (скульптор Разумовский Л.С.) и "Тыл" (скульптор Горенышев Н.М). Военная тема скульптур павильона по смыслу хорошо соединяется с главной задачей мемориальной зоны – сохранения памяти о жертвах блокады – воинов и мирных горожан, работавших на Победу. Следует подчеркнуть, что в прошедшие годы, идея создания музея именно в этом павильоне неоднократно выносилась на обсуждение в период согласования строительства храма «Всех святых в земле Русской просиявших». Поскольку это здание находится в мемориальной зоне, мы надеемся, что со временем в нем все же будет организован музей.

Немецкая аэрофотосъемка 1942 года свидетельствует, что пруды "Пейзажный" и "Очки" в северной и центральной части парка были устроены еще до войны и дошли до нашего времени без изменений. Нынешний "Фонтанный" пруд, соседствующий с Мемориальной зоной, был последним предвоенным карьером, где добывалась глина для завода. К территории завода с восточной стороны примыкал старый котлован заполненный водой (ныне пруд «Адмиралтейский»), именно ему суждено было стать самой большой в Европе братской могилой военного времени. Поминальный крест стоит, примерно, на том месте, где находился выезд вагонеток с прахом сожженных. Отсюда к местам захоронений вела узкоколейная дорога. По воспоминаниям работниц завода, было две ветки узкоколейных путей, - одна вела к тому месту, где сейчас стоит вагонетка, поднятая со дна, другая - шла вдоль берега к южной части пруда. «Вагонетки с пеплом вывозили по узкоколейке и сбрасывали пепел вдоль пруда. Колею наращивали по мере наполнения берега пруда пеплом…». Затем этот пепел работницы завода лопатами сбрасывали в воду. Если было ветрено, пепел далеко разносился вокруг, и хотя официально братской могилой, кроме самого пруда, признана 30 метровая зона вдоль берега (от мостика до гранитного спуска к воде), в действительности пепел сожженных оказался на гораздо большей территории.

Вагонетка

Вагонетка кирпичного завода была поднята со дна пруда 21 июля 1999 года и установлена на постамент 9 августа 2001 г. На таких вагонетках тела умерших отправляли в туннельные печи завода, а затем их прах перевозился к береговой кромке пруда. Вагонетки обмазывались специальным огнеупорным составом для их сохранности в печах. Были найдены и другие технологические решения для возникавших при кремации проблем. Дело в том, что в нашем городе опыт кремации трупов в мирное довоенное время почти полностью отсутствовал, - попытка в 20-е гг. организовать крематорий на Васильевском острове полностью провалилась, поскольку население города, несмотря на атеистическую пропаганду, твердо придерживалось христианских традиций погребения. Только исключительные обстоятельства войны и угроза эпидемий заставили горожан примириться с тем, что их близкие оказались похоронены таким способом. Одна из защитников парка Победы, Александра Семеновна Козлова сказала замечательные слова – «Люди похороненные в парке дважды принесли себя в жертву: первый раз – когда безропотно отдали свою жизнь за Родину, и второй – когда спасли город от эпидемий, оказавшись лишенными христианского погребения». «С 1 июня 1942 г., благодаря успешной работе крематория… было прекращено массовое захоронение трупов людей на кладбищах, и все трупы из больниц, районных моргов и других мест трестом «Похоронное дело» транспортируются в крематорий и предаются кремации» (с.334). Единственная во всем городе братская могила, которая продолжала пополняться новыми жертвами блокады находится здесь.

Ротонда

Памятный знак «Ротонда» в память жертв блокады был открыт 27 января 1995. Аллея ведущая вдоль берега к гранитному спуску, когда-то была тем путем, по которому двигались вагонетки, которые толкали слабые женские руки, перевозя прах сожженных. Далее нынешнего гранитного спуска рельс уже не было. Как мы видим, почти в центре пруда находится небольшой островок. Со временем, приход храма надеется установить там большой могильный крест и удалить в другой пруд лодочную станцию (появилась здесь в начале 80-х гг.). Примечательно, что нынешнее здание церкви стоит на фундаменте спортзала и раздевалки построенных в начале 70-гг. Начиная с 80-х гг. и до последнего времени, в них проводили занятия сектанты - последователи Порфирия Иванова, устраивавшие зимние купания в могильном пруду. Изгнать их из мемориальной зоны было непросто. Официально считается, что завод, в качестве крематория, работал до конца 1943 г., однако по свидетельству его бывших работниц, сжигания проводились и в 1944 году. После полного освобождения Ленинграда от блокады, завод вновь приступил к выпуску кирпича, поскольку город очень сильно в нем нуждался. Следует сказать, что соседние с «Адмиралтейским» прудом – «Корабельный», «Капитанский» и немного далее «Матросский» пруды, в годы войны не существовали и разрабатывались заводом как карьеры уже в послевоенное время.

Аллея Памяти

Аллея памяти была открыта 27 янв. 2004 г.

7 октября 1945 года в закладке парка Победы приняли участие тысячи горожан. Многие из них на ветви и стволы саженцев прикрепляли записки или ленточки с именами свои близких, погибших и сожженных в годы блокады. В память об этом мы видим на аллее памяти блокадные ленточки на дереве. Долгие годы власти замалчивали существование этого гигантского захоронения, но все-же никто не смел проводить здесь шумных развлекательных мероприятий. В мае 1961 года была открыта станция метро «Парк Победы» и через несколько недель после этого здание Кирпичного завода было снесено, - эта территория стала частью парка. Разумеется, местные жители всегда помнили о захоронении и даже запрещали своим детям играть на берегах пруда. Многое стало меняться в «перестроечное» время. В 1989 году в газете «Смена» появилась большая статья «Пепел, который не стучит в наши сердца» (Алла Репина, № 261 от 14 ноября 1989 г.). В ней впервые было рассказано о захоронении в парке Победы. В эти же годы, вокруг станции метро появилось множество торговых ларьков. В начале 90-х годов, появился проект организации большой торговой зоны на бывшей заводской территории. И с 1994 года начинается многолетнее противостояние ветеранских организаций, православной общественности и организованного ими СПб. Общественного Комитета (Фонда) защиты парка Победы, с нечистоплотными чиновниками и бизнесменами.

Памятный знак с изображением текста директивы исполкома Ленгорсовета от 7 марта 1942 г. об организации на кирпичном заводе крематория. Благодаря архивным разысканиям Фонда защиты парка Победы в 1996 году произошло официальное признание территории, на которой находился Кирпичный завод, мемориальной зоной. В 2005 г., после обнаружения документов подтверждающих кремацию бойцов умерших в госпиталях города, братская могила в парке была зарегистрирована как воинское захоронение № 107. Согласно Женевской конвенции, места кремирования и складирования трупов приравниваются к условным захоронениям. Поэтому в Мемориальную зону вошли не только собственно места захоронения, но и обширная прилегающая территория. Наиболее трудным вопросом в истории этого места, является количество сожженных здесь погибших жителей и защитников города. В свое время, по запросу Фонда защиты парка Победы, сотрудники музея Истории города подготовили историческую справку, и, опираясь на архивные данные, назвали цифру 132000 сожженных, отметив при этом, что в эту цифру, возможно, не входят погибшие на передовой бойцы, которых привозили в крематорий.

(Здесь уместно привести свидетельство участника боев на Пулковских высотах Баранова В.Г., который говорил: «До конца блокады мы возили солдат и офицеров, погибших на передовой, в крематорий на Московским шоссе. Возили ночью на специальных машинах, покрытых брезентом. Возили без документов, т. к. учет потерь вел спецотдел по воинским частям. Когда блокаду прорвали в январе 1944 г., началось наступление наших войск, но ночами мы продолжали возить убитых в крематорий. Жертв было много меньше, но до самой Гатчины братских воинских захоронений нет. Погибших в боях за Гатчину тоже везли в крематорий. Братские воинские захоронения начинаются под Лугой и дальше»).

Показания работниц завода, очевидцев и участников событий, сильно отличаются от официальных данных обнаруженных историками. Говоря о количестве сожженных трупов, бывший главный технолог завода Сергеева говорила, что их было «около 600 тысяч». Бывший начальник 33 о/м Московского района Степанов Г.П., ежедневно получал информацию о количестве сожженных от директора завода-крематория и передавал ее в Смольный. В его архивных записях, по неполным данным, сведения о 580 тысячах сожженных в печах. Как мы видим, зазор между цифрами огромен, - 132.000 и 600.000. Следует отметить, что никто из историков блокады специально, историей Кирпичного завода в парке Победы, пока не занимался. Поэтому есть надежда, что со временем появится более точная выверенная цифра. В любом случае она ужасна. Здесь покоится прах не только умерших от голода и бомбежек ленинградцев, но и беженцев из Прибалтики, Украины, Белоруссии, других областей страны оказавшихся в блокадном городе. Здесь захоронен прах многих воинов родившихся в разных уголках России и защищавших наш город, - одни умерли от ран в госпиталях, другие погибли на передовой и были перевезены сюда на фронтовых полуторках. Среди лежащих здесь, великое множество тех людей, чьи смерти не были регистрированы государственными органами, - их имена уже не узнать.

Площадка перед храмом

Главной целью деятельности Фонда защиты парка Победы и ветеранских организаций, - была постройка церкви, - для освящения этого места, возможности поминания покоящихся здесь жертв блокады. У поминального крес<>та, установленного 22 июня 1996 г., многие годы проводились панихиды, собиравшие множество народа, проводились крестные ходы, собирались подписи под требованием разрешить возведение храма. Крест дважды сносился предпринимателями, имевшими свои виды на эту территорию, но каждый раз восстанавливался. Под ним захоронена капсула с землей от разных мест с берега пруда, - у креста было проведено отпевание всех здесь лежащих православных христиан. Но власти города по-прежнему оставались глухи к требованиям жителей города. Лишь после личного вмешательства президента В.В. Путина, возведение храма-памятника и организация музея жертв блокады в Мемориальной зоне парка, в 2003 и 2005 гг. вошли в федеральные программы празднования дня Победы 9 мая. Но даже после такой поддержки, прошло еще пять лет, прежде чем здесь появился небольшой храм «Всех святых в земле Российской просиявших». Он был освящен 7 мая 2010 года, в канун 65-летия Победы, митрополитом Петербургским и Ладожским Владимиром. Прежде храм был приписан к церкви вмч. Георгия Победоносца в Купчино, но теперь это самостоятельный приход, возглавляемый о. архимандритом Иеронимом (Тестиным). Пусть наш храм не такой большой как задумывался, но в нем каждый день возносятся молитвы о упокоении всех здесь лежащих. Приход храма шефствует над Мемориальной зоной парка и прилагает усилия для того, чтобы это святое место стало подлинной территорией Памяти. История России свидетельствует, что большие русские победы почти всегда, сопряжены с большой кровью, иногда чрезмерно большой. Как это было в Куликовской битве, не случайно называемой побоищем, как было в Бородинском сражении, в котором историки затрудняются назвать победителя. Блокада города 1941-1944 гг. отличается тем, что большая часть ее жертв не воины, а мирные жители, - женщины, дети, старики невинно умученные голодом. По разным оценкам, количество погибших в блокаду может доходить до полутора миллионов человек, из них только 37.000 жертвы обстрелов и бомбежек, - все остальные были подвергнуты пытке голодом. Эти люди продемонстрировали неслыханную стойкость, безропотно отдав свою жизнь за други своя. Война началась 22 июня, в день Всех святых в земле Российской просиявших. И несомненно, что в городе святого Петра в дни блокады просияло великое множество новых святых, чьи имена знает только Господь. Кто-то из них лежит здесь, в этой земле.